Sundance — Солнечный Tанец над Реджайной

«Sundance» (солнечный танец) – так в Реджайне называется фирма, представляющая услуги по полётам на воздушном шаре. 

Мы долго ждали подходящей безветренной погоды и из-за неожиданных «выбрыков» местного климата откладывали полёт 4 раза, каждый раз регистрируясь на новую дату. Вообще-то планировалось лететь ещё 3 июня, на день рождения покойной свекрови, но всё никак не получалось; то ветер, то дождь, то даже ураган был…

Оказалось, что нам ещё повезло. Мы делали перерегистрацию всего 4 раза, а некоторым из наших соседей по корзине приходилось перерегистрироваться для полета на протяжении целого года.

Наконец, компания «Sundance» перезвонила нам два раза, утром и в 4 часа дня, чтобы мы приготовились к 6 вечера, потому что погода обещала быть как раз то, что нам надо.

Небольшой вэнс прицепным фургоном ждал нас на нашей площади Виктория. Мы предоставили документы, перезнакомились. Ребята из «Sundance» оказались испанцами. Клиентов собралось восемь человек: шесть реджайновцев и две испанки. Эти две девушки-испанки общались с обслуживающими нас ребятами на своём родном языке. Испанский всегда казался мне одним из привлекательных языков, но я так была удивлена скоростью, с которой эти ребята общались, что даже забыла прислушиваться к самому языку.

Нам прочитали инструкцию по технике безопасности, самоубийц попросили воздержаться от выпрыгивания из корзины, ещё раз перезвонили в диспетчерскую, чтобы убедиться в хороших метеоусловиях на ближайшие 2 — 3 часа. Потом желающих лететь погрузили в вэн и мы поехали «в чистое поле» на южной окраине города. 

Там, при помощи специальных приспособлений, ребята выгрузили тяжеленную корзину с пятью отсеками: четыре для клиентов (по 2 человека на отсек) и один — для инструктора и баллонов с горючим. 

Я, конечно, понимала, что воздушный шар должен быть огромным, но никогда не предполагала, насколько он огромен. Увидев размерчик этого шарика, глаза у многих стали в два раза больше и у всех непроизвольно вырвалось «Wow«! (половина клиентов летела в первый раз).

Ткань, из которой в два слоя пошит шар, очень лёгкая и плотная, как парусина. Ребята привычными тренированными движениями раскатали его на поле и наполнили обычным воздухом из двух мощных вентиляторов. Потом они подогрели воздух с помощью газа – это заставило шар подняться самому и поднять вертикально лежащую на траве большую корзину.

Мы все залезли каждый в свои отсеки в корзине. Борта корзины высокие, примерно по грудь человеку среднего роста. Воздух в шаре ещё больше подогрели. И мы очень быстро стали подниматься вверх. Не успели мы с дедушкой помахать стоящим внизу моему мужу и доченьке, как оказались на высоте 800 метров. И Реджайна развернулась перед нами как скатерть-самобранка. Всё сразу стало похоже на огромный стол с макетами деревьев, домов, парков и всего-всего – как будто этот стол заставили живым игрушечным городом. Кто читал или смотрел «Путешествие Гулливера в страну лилипутов»? Представить себя Гулливером в моём случае было проще простого!

Погода была безветренная и наш шарик медленно и красиво плыл в голубом небе, привлекая внимание реджайновцев своими яркими красками.

Направление воздушных шаров не регулируется и полностью зависит от направления воздушных масс. Наш инструктор дал нам насладиться видом свысока, а потом стал тихо опускаться. Мой свёкор летал 5 раз, но сказал, что так низко как сегодня, он не летал никогда. Два раза я достала и потрогала верхушки деревьев. Иногда в мою голову приходила мысль: «Хоть бы не встряли в линии высокого напряжения, не сели на высокоскоростную трассу или не опрокинули подъёмный кран в центре городе».

Когда пролетали над озером Васкана, то можно было спокойно спрыгнуть из корзины прямо в воду и поплавать: буквально метров 5-6 от озерной глади. А пролетая над кладбищем, я не напрягаясь читала фамилии, высеченные на памятниках. Должна сказать, что инструктор рисковал, летая так низко. Это, конечно, было круто – то подниматься почти на километр в высоту, то потом опускаться до верхушек деревьев… но местным органам, контролирующим порядок на территории города, такие виражи вряд ли понравились бы.

С высоты птичьего полёта Реджайна оказалась гораздо уютнее, чем я видела её изнутри. Оказывается, наш город очень зелёный. Деревьев очень много. Они низкорослые из-за холодного и снежного климата, но их много не только в парковых зонах, но и в частных секторах, особенно в районах, построенных давно, в downtown.

 Поднявшись высоко на воздушном шаре, я надеялась увидеть с этой высоты хоть какие-то холмы. Никаких холмов! Единственная возвышенность, которая попалась мне на глаза – это большая насыпь, которая представляет собой бывшую городскую мусорную свалку, засыпанную землёй. А сам ландшафт всё тот же: насколько хватает глаз – идеально плоские прерии. И много неба! 

Теперь я знаю, как птицы смотрят на нас, и как им чувствуется в небе. Здорово им! Я им завидую!

Когда мы летели низко, машины на трассах нам весело бибикали. Собаки жутко гавкали. Детвора прыгала и кричала, карабкалась на горки, чтобы быть к нам поближе. Жители приветственно нам махали, улыбались и кричали; многие снимали на видео наш огромный шар, нависший прямо над их крышами огромным красно-жёлтым облаком. Все задирали головы, удивляясь как низко мы висели. Бейсболисты на полях и теннисисты на кортах даже временно прекращали свою игру и тоже махали нам руками, ракетками и битами и просили подвезти.

По-моему, не я одна чувствовала себя почти как английская королева, когда внимание всех сконцентрировано только на тебе, все видят только тебя, радуются и машут только тебе. Наверное, у нас в корзине произошла телепортация мысли, потому что девочки-испанки стали хихикать и махать всем сдержанно и чинно, как машет королева в кортеже.

Мои родные следовали за нами по городу и часто выходили из машины и махали нам. Мой муж, оказывается, такой маленький – как мышка.

Еле уловимый, но всё же ощутимый ветерок, нёс нас медленно через весь город, но в таком направлении, где приземлиться в отведенное для нас время не было возможности. Это даже сыграло нам на руку: нам пришлось пролететь подальше, аж за территорию местного аэропорта. Так что мы минуток на 15 больше покатались, чем обычно.

При приземлении мы присели в своих отсеках на корточки, ухватились за тросы и спрятали головы в корзины, чтоб они не оторвались в случае неудачной посадки. Но посадка была удачной, хотя и с третьей попытки.

Затем нам пришлось постоять и покормить тучи голодных комаров, пока ребята спускали и сматывали шар и разбирали всё снаряжение. Благо, что «Sundance» позаботился о нас и приготовил крем от комаров.

Вот здесь, наконец-то, мне пригодилась тёплая кофта, которую дедушка так настоял взять в полёт. Во время полёта я в ней совершенно не нуждалась, так как моё место было близко к инструктору. Как только он включал подачу горючего, моя шея, левое ухо и часть спины полыхали от жара. Так что за полтора часа полёта моё ухо хорошо поджарилосьи прокоптилось, и теперь было готово к употреблению.

Ещё, при подаче горючего в шар от баллонов исходит очень громкий звук. Приспособления для подачи (своеобразные большущие комфорки) расположены примерно в метре от наших голов, поэтому было совершенно невозможно слышать собеседника. Я не слышала добрую часть из всего того, что мне дедушка по дороге рассказывал и показывал. Значит, надо будет повторить это дело – полетать ещё разок.

 Кстати, дедушка признался, что за все свои пять полётов на воздушном шаре, которые они с мамой Линн предпринимали, они никогда не опускались так низко. Потом, уже дома, когда мы делились впечатлениями, он признался, что этот полёт был самым лучшим и самым красивым в его жизни. Надеюсь, там, наверху, бабушка Линн этого не слышала.

 Ну, а когда ребята всё погрузили в фургон, мы все сели в вэн и поехали на площадь Виктории. Там, напрощание, ребята из «Sundance» открыли для желающих отметить этот незабываемый день три бутылки шампанского. Ещё постояли, поболтали и посмеялись. И, полные новых переживаний и впечатлений, отправились по домам.

Что ещеё можно написать… Наверное, больше ничего.

Честно говоря, я думала, что напишу больше, опишу глубже чувства полёта и всё такое. И потом поняла, что я не могу этого сделать. Мы сколько угодно можем описывать вкус шоколада человеку никогда его не пробовавшему, но понять вас он сможет, только попробовав на вкус хотя бы кусочек. Так и с полётом на воздушном шаре. Я могла бы строчить свои чувства несколько страниц, но эти чувства могут быть понятны только тому, кому посчастливится их пережить на самом деле. Одно я знаю точно – этот день всегда будет одним из моих самых ярких воспоминаний. Ещё одно в моей memory-копилочке, что можно будет посмаковать, вспоминая на склоне лет.

Автор: Elena Stoykova-McEachern

Источник: www.tabletopnewsplus

Фото: http://www.westjetmagazine.com

 

 

 

 

 

Related Posts

Из Настольной газеты Plus

Особенности национальной охоты в Канаде

Из Настольной газеты Plus

Приключения Натульки

Из Настольной газеты Plus

Welcome to the STAIY Program

Sorry, comments are close for this post